8 (812) 383 66 64

Интервью с чемпионкой Трегубовой. Часть 3

Третья часть интервью с чемпионкой России по художественной гимнастике Эллиной Трегубовой.

Содержание интервью:

  • 1 часть
  • 2 часть
  • 3 часть
  • — На вашем пути встречались девочки своевольного характера, которые спорили с тренером? Может Вы такая?

    — Нет. Мне мама объяснила, а я твердо усвоила, что так делать нельзя, это не в моих интересах. Конечно, есть немало девочек, особенно в переходном возрасте, в 15-16 лет, которые начинают себя так вести, спорить с тренером, не слушать родителей, но обычно это заканчивается печально.

    интервью с чемпионкой по художественной гимнастике

    — Как? Просто выгоняют?

    — Да. Девочка уже не может полноценно тренироваться, она не даёт результата, её энергия, все мысли сосредоточены, чтобы ответить тренеру, чтобы делать всё «на зло», а это путь не к победе, а «в никуда». Это в каждом виде спорта бывает. Все мы люди.

    — Вот Вы сказали, что у девочек, с которыми вы сейчас работаете, конкуренция уже существует. Наверняка, и Вы, пока взрослели, это пережили. В таком женском виде спорта, как художественная гимнастика, часто бывают слёзы, скандалы. Как своего ребёнка от всего этого защитить или не нужно вмешиваться?

    — Однозначно на этот вопрос ответить трудно. Нужно вмешиваться, но в меру. Родители должны понимать, что на определенном этапе, спорт, в который они отдали ребенка, становится неотъемлемой частью его жизни. А в жизни могут возникать любые ситуации, в том числе и конфликтные, которые ребенок должен учиться разрешать самостоятельно. Если негативная ситуация разовая: дети поссорились, потом помирились – вмешиваться не нужно.

    Но если вы чувствуете, что конфликт затягивается, что ребенок, посещая тренировки, испытывает дискомфорт, то, конечно, нужно вмешаться. В первую очередь, поговорите с тренером, если вы ему доверяете и вас устраивает результат того, как он работает с ребенком.. В спортивном коллективе тренер – это царь и бог. Он обладает непререкаемым авторитетом, контролирует ситуацию, «держит» коллектив и сумеет предотвратить любую скандальную ситуацию «на корню».

    — А дорогой ли это вид спорта?

    — Когда я начинала тренироваться в школе олимпийского резерва, я не помню, чтобы мама платила какие-то деньги, потому что это была школа для одарённых детей. Потом, когда я стала выступать и занимать первые места в Волгограде, в своём клубе «Динамо», на российских соревнованиях, платил город. Но это когда ты занимаешь первые места.

    Когда ты не занимаешь первые места, родители должны вывозить детей на соревнования, платить за тренера. Сейчас много клубов в России, где родители платят каждый месяц.

    — Это как дополнительные занятия получаются?

    — Нет, это частные клубы.

    — А что касается купальничков?

    — Купальнички. Мне родители с 13 лет уже не шили купальники. Купальнички очень много шьются, очень много портних, которые шьют. Чем больше вы хотите камней, чем больше вы хотите, чтобы у вашего ребёнка блестел купальник, тем больше это денег. Я не могу сказать, что это дорогой вид спорта. Это один из самых недорогих видов, и соревнования не стоят очень дорого. Я сейчас сталкиваюсь, как тренер, родители платят за это. И купальники не стоят настолько дорого, как это, например, в фигурном катании или бальных танцах.

    — А кто учит краситься? И когда это всё приходит? Потому что мы видим девочек, даже самых маленьких, уже с причёсками, волосы зализаны, глазки накрашены.

    — Это очень хорошо, что художественная гимнастика прививает девочкам вкус, приучает девочек хорошо выглядеть всегда, следить за собой, это очень большой плюс. Сначала, когда гимнастки маленькие, их красит либо родитель, либо тренер.

    — Это обязательно? Или так уж повелось?

    — Да, так уже повелось, что обязательно должен быть пучок на голове, нигде ничего не торчит, всё залачено, всё красиво уложено, и на лице должен быть мейкап, чтобы судьи, зрители видели насколько яркие и красивые гимнастки.

    — А бывает такое, что у девочки купальничек поярче и макияж, и ей оценки натягивают, или это абсурд?

    — Я не думаю, что такое бывает на самом деле. Может, когда девочки ещё маленькие, 5-6 лет, судьи как-то благоволят им, если у них красивые купальники. Им это симпатично. Они могут, но не особо много, прибавить в оценке. А так судьи смотрят только на мастерство гимнастки и на исполнение, на точность и чистоту движений, на трюки, на технику исполнения. Очень много критериев, на что судьи смотрят.

    — А по себе скажите, когда что-то идёт не так в упражнении, вы это чувствуете, понимаете?

    — У нас есть карточки, по которым судьи нас судят, это бланки, где записаны все наши элементы, элементы с предметом, трюки, всё это записано, у каждого элемента есть своя стоимость, и всё это посчитано. Там есть графа для судей, где они пишут, что засчитано, а что нет и уже пишут оценку. Это субъективный вид спорта, но всё считается, у каждого элемента есть своя стоимость, и судьи всё это подсчитывают. Конечно, когда ты выступаешь, ты знаешь свои упражнения досконально, знаешь каждый элемент, сколько оборотов ты должна скрутить, как поймать, каждую десятую ты знаешь, и, конечно, же ты понимаешь, что что-то пошло не так. Но ты пытаешься собраться не подать виду и закончить упражнение достойно. Это очень важно и для себя, и для зрителей, и для судей, чтобы они уважали.

    — Вы, когда ребёночком были и сейчас, когда работаете с детьми расстраиваетесь, когда что-то идёт не так?

    — Во время выступления нет, потому что я знала, что нужно собраться, нужно закончить…

    — А после, когда увидели оценку, может не остались несогласны?

    — После можно пойти в раздевалку и расстроиться, но, чтобы никто не видел

    — А девочек вы сейчас так же учите?

    — Да, я их учу: что бы ни случилось, нужно продолжить упражнение, нужно закончить достойно, достойно прийти на площадку, достойно уйти с площадки, а потом, пойти со своим тренером туда, где никто вас не видит и поговорить, проанализировать, можно расстроиться на 5 минут, а потом собраться, понять какую работу над ошибками ты должна сделать и работать, идти вперёд, только вперёд.

    Яна Батыршина, серебряная чемпионка олимпиады в Атланте, делится своей историей

    — Я очень благодарна спорту, в частности художественной гимнастике, так как всё что я сейчас имею это благодаря ей. Попала я в гимнастику совершенно случайна, думаю, как и большинство детей в Советском Союзе. Я из города Ташкента, и в то время, в середине 80-ых, этот вид спорта был не на столько популярен, как сейчас. Все знали о спортивной гимнастике, фигурном катании, но никто не понимал, что такое художественная гимнастика. Я не осень любила ходить в детский садик, папа забирал меня раньше, с обеденного сна, это было моё самое любимое время. Мы шли с папой до остановки, вернее папа шёл, а я вприпрыжку рядом прыгала. Мы дошли до остановки, папа встал, а я всё никак не могу успокоиться от счастья, прыгаю козлёночком. Подходит к моему папе женщина и прямо задаёт вопрос: «а сколько вашему козлёночку лет?» Папа говорит: «скоро будет пять». Говорит, что она тренер по художественной гимнастике, не хотите ли вы отдать в художественную гимнастику свою дочку, она у вас такая живая, подвижная. Папа сказал, ну почему бы и нет, мы подумаем. И вечером, на совете, было принято решение, что лучше меня отдать на спорт: во-первых, для здоровья хорошо, во-вторых, не буду болтаться на улице, буду заниматься делом. На следующий день меня отвели, я сразу села на шпагатик, встала на мостик, и моя тренер сказала, что это прямо талант, девочке надо продолжать заниматься. Я безумно любила художественную гимнастику, мне нравились тренировки, мы всё делали за конфетки, за печеньки, кто первый сядет на шпагат тому печенька, кто первый встанет на мостик, тому конфетка. Я всё время возвращалась домой с конфетами и печеньем.

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Статьи